Для чего я принимаю участие в протестных акциях, или почему меньшинство в большинстве случаев оказывается правым

+1
-124
-1

События, происходящие в последнее время, начиная с пробуждения гражданского самосознания активной части общества после позорных для цивилизованного, называющего себя демократическим, государства декабрьских выборов в Государственную Думу, мартовских выборов Президента и, особенно, майского противостояния в Москве и других городах России, наглядно показывают, что мы живём уже в другой стране, где есть меньшинство, для которого понятия совесть и справедливость не пустой звук, и есть полицейский государственный аппарат, бросивший весь свой гигантский административный ресурс на подавление голоса этого меньшинства, требующего от властных структур самого, казалось бы, элементарного: соблюдайте вашу Конституцию, уважайте прописанные в ней права и свободы граждан!

На наших глазах основополагающие статьи Конституции превращаются в бумажную формальность, сводимую на нет подзаконными актами и действиями, имеющими весьма отдаленное отношение к законности.

Именно так «служит» государству агрессивно-послушное большинство, составляющее армию, полицию, тюремщиков, службы безопасности различных рангов, служит не столько, как люди, сколько в качестве машин, своими телами.
И при этом в глазах основной части общества они считаются хорошими, законопослушными гражданами. Другие же, как большинство законодателей, политических деятелей, юристов и судей, церковников, чиновников, служат государству преимущественно мозгами, и так как они редко бывают способны увидеть нравственные различия, то, сами того не сознавая, могут служить как Богу, так и Дьяволу.

И только очень немногие - истинные патриоты, реформаторы и настоящие граждане в самом высоком смысле этого понятия – служат государству своей совестью, а потому чаще всего оказывают ему сопротивление, и оно, государство, обычно считает их за своих врагов.

Должны ли мы, собравшиеся здесь по убеждению и зову совести, а не за мифические деньги американского госдепартамента, смириться со сложившимся положением дел? Мой ответ – НЕТ, НЕ ДОЛЖНЫ!!!

Несправедливые законы существуют, это данность. Вопрос в том, будем ли мы покорно им повиноваться или всё же попытаемся их изменить, не прибегая к открытому их нарушению? При таком правительстве, как наше, люди чаще всего считают, что следует ждать, пока не удастся убедить большинство изменить законы. Они полагают, что сопротивление является большим злом, чем применение несправедливых законов. Но если это действительно большее из зол, то виновато в этом само правительство. Именно власть делает сопротивление большим злом, потому что не способна идти на реальные реформы, слышать разумное меньшинство, а вместо этого «закручивает гайки», прибегая к открытым репрессиям против собственных граждан и проводя через послушных законодателей «драконовские» законы.

При власти, которая несправедливо бросает человека в тюрьму, самое подходящее место для справедливого человека в тюрьме! Человек не затем рождается, чтобы терпеть насилие, он хочет дышать по-своему. Какой силой наделена толпа, принуждающая меня уподобиться ей самой? Меньшинство бессильно, когда подчиняется большинству, тогда оно даже и не меньшинство, а вообще ничто! Но меньшинство всесильно, когда сопротивляется изо всех сил.

Подлинно свободное и просвещённое государство невозможно, пока оно не признает за личностью более высокую и независимую силу, источник всей его собственной власти и авторитета, и не станет относиться к ней соответственно.
Ради воплощения этой высокой цели мы и приходим сюда, и пока мы вместе,
ПОКА МЫ ЕДИНЫ – МЫ НЕПОБЕДИМЫ!

Рубрика: